Среда не менее важна, чем знания

В МАИ Гагику Закаряну посчастливилось не только получить много полезных знаний, но и оказаться в особенной среде, которая привила способности видеть новые возможности в меняющемся мире.

Среда не менее важна, чем знания

Выпускник МАИ Гагик Закарян гордится, что в российском бизнесе вместе с партнёрами — выпускниками МАИ многие вещи удалось сделать раньше других: открыть один из первых национальных частных розничных банков «Юниаструм», частную платёжную систему денежных переводов «Юнистрим» и даже бизнес по «мокрому лизингу» гражданских лайнеров. 

Дорогой великих конструкторов

С самых юных лет ереванский школьник Гагик Закарян стремился связать свою жизнь с авиацией. Ещё в начальных классах Гагик записался в кружок авиамоделирования, в старших классах создавал летающие модели самолётов, в 16 лет был очень близок к званию чемпиона Армении по кордовому моделизму, стал кандидатом в мастера спорта по авиамоделированию. Среди самых любимых в детстве фильмов — кино про великих авиаконструкторов — Туполева, Микояна.

В школе Гагик учился на пятёрки, поэтому поехать в Москву и поступить в самый лучший авиационный институт страны не составило большого труда. «Неожиданные трудности возникли с медкомиссией: у меня оказалось слабое зрение, но после красноречивых заверений моих и особенно мамы, что мечта об авиации — это серьезно и никаких освобождающих от армии „белых билетов“ получать я не намерен, в институт зачислили», — вспоминает Гагик Тигранович.

Закарян поступил на первый факультет МАИ. Помимо сложной и интересной учебы, институт запомнился какой-то особенной атмосферой. Часто преподаватели поддерживали дружеские отношения со студентами. С наставником, авиаконструктором и ветераном войны Георгием Иосифовичем Житомирским, наш герой до сих пор дружит семьями. Закарян сразу же присоединился к работе комитета комсомола, даже стал заместителем председателя по оргработе: «Буквально каждый день на нас сваливались казавшиеся почти невыполнимыми поручения: организовать расселение иностранных спортсменов и музыкантов в общежитиях в дни Фестиваля молодежи и студентов (для этого оказалось необходимым отправить обита- телей комнат на Волоколамке на сельхозработы в Подмосковье), договариваться о работе бригад стройотрядовцев в Уренгое и на других молодежных стройках, проводить дни донора в МАИ и прочее».

В разгар перестройки 80-х Министерство образования закупило немецкие компьютеры VAX, и Гагик вместе с друзьями организовал работы по хозрасчёту на этих компьютерах в интересах компании «Сухой». Это была одна из первых коммерческих разработок МАИ для промышленности!

При этом Закарян умудрялся оставаться круглым отличником: в зачётке все 52 оценки — пятёрки. А работа в комитете комсомола позволяла хорошо освоить управленческие навыки. С самых первых месяцев учебы, как оказалось, Гагик был в курсе почти всех дел, которые тогда происходили в институте.

Банк вместо талонов

В конце 80-х Гагик Закарян уже серьезно занимался авиационными проектами. Например, проектировал шасси на воздушной подушке для перспективной модели штурмовика. Друзья — тоже маёвцы Георгий Писков и Олег Белоусов — занимались проектами по созданию истребителя с вертикальным взлётом.

Карьеру конструктора подкосили начавшиеся в СССР реформы. После окончания института (а это был конец 80-х) Гагик поступил в аспирантуру и пошёл на стажировку в одну из крупных авиационных фирм. К сожалению, в то время опытные конструкторы стали тратить больше рабочего времени на отоваривание продовольственных талонов и другие бытовые вопросы, а не на создание лучшей в мире техники. Перспектив серьезно заниматься авиацией под конец существования Советского Союза, к сожалению, просто не было.

Большая часть бизнесов, которые сегодня объединены в группу G&G, начала создаваться Гагиком Закаряном с партнером по бизнесу Георгием Писковым именно в то время. Выпускники МАИ организовали фирму по торговле оргтехникой, прошли обучение банковскому делу в одной из школ при Министерстве иностранных дел. А заработанные в самом начале рыночных реформ на импорте оргтехники и компьютеров деньги позволили в 1994 году создать первый банк «Юниаструм».

Банковское дело по организации тогда казалось во многом похожим на авиацию. При работе приходилось учитывать множество рисков, сопровождающих сделку, совсем как в авиастроении, необходимо было многому учиться. Например, как проводить платежи при экспортно-импортных операциях, как правильно выстраивать отношения с зарубежными контрагентами, как заниматься клиринговыми операциями или организовывать сделки на основе бартера и, что важно, не потерять в условиях гиперинфляции заработанные средства.

Закарян и Писков хорошо понимали, что преимуществом банка могут стать сильные сотрудники, значительная часть которых формировалась из выпускников авиационного института. Профессиональные траектории складывались по-разному. Кто-то годами совершенствовался в одной предметной области, как например, Александр Куринный в сфере IT. Кто-то не единожды менял специализацию.

Выбранная стратегия стала приносить хорошие результаты. В 2006 году Юниаструм банк получил престижную премию и был признан компанией года. Позже банк не раз удостаивался самых авторитетных отраслевых наград, включая международные. Партнёрам удавалось периодически привлекать иностранное финансирование. В 2006 году транш 20 млн долл. на развитие бизнеса выделил английский инвестиционный фонд Aurora. Это послужило значительным толчком для развития бизнеса «Юнистрим». В 2008 году 80% долей Юниаструм банка были успешно проданы Bank of Cyprus.

В период нулевых экономика России очень быстро росла и динамично менялась. Группа G&G росла за счёт новых бизнесов. Например, после структурного кризиса 1998 года промышленность и сфера обслуживания в России стали быстро восстанавливаться, предприятия столкнулись с дефицитом рабочей силы. В Россию потянулся поток мигрантов из стран бывшего СССР.

«Мы стали внимательно присматриваться к этим людям. Многие жаловались на трудности перевода заработанных денег на родину», — вспоминает Закарян. Выпускники МАИ стали актив- но развивать новые бизнесы. Так родилась одна из первых частных систем денежных переводов на территории СНГ — «Юнистрим». Если в первый год оборот бизнеса оценивался в 300 млн долл., то скоро превысил 4 млрд долл.

Около пяти лет назад банковскиого сектора России коснулась волна укрупнений. Частный бизнес начал постепенно уступать позиции банкам с госучастием. Долю в «Юниаструме» акционеры продали, но появился целый ряд новых бизнесов на базе финансово-промышленного холдинга G&G. Таких, как, например, компания Protobase по сбору и анализу информации преимущественно о частных клиентах и транзакциях. «Технологии и IT становятся центральной функцией любого современного банка. Отдельные программные продукты, например, для одобрения кредита (в день физическим лицам выдаются тысячи кредитов, а транзакционные операции исчисляются ещё более крупными цифрами), которые учитывают информацию о доходах и привычках клиентах, играют сегодня очень важную роль и высоко ценятся на рынке финансовых услуг», — говорит Закарян.

Вслед за Россией бизнес начал расти и в соседних республиках. На родине Закаряна, в Армении, создали Юнибанк, который быстро стал одним из крупнейших, обслуживая около четверти трудоспособного населения страны. Также в Армении группа G&G занимается строительством гостиниц для ведущих международных сетей отелей и ресторанов и даже обработкой сапфиров.

С развитием бизнеса акционеры стали всё больше времени уделять альма-матер и проектам в авиации. Как говорит Закарян, «если какое-то время партнёры спокойно принимали участие в работе Клуба выпускников МАИ, например, банк платил стипендии талантливым студентам, то теперь постепенно наращиваем долю бизнеса в аэрокосмической отрасли».

Сегодня «Юнистрим» взаимодействует в пилотном проекте с перевозчиком «Аэрофлот» по установке на борту POS-терминалов для осуществления платежей на международных рейсах. «Юнистрим» взаимодействовал также с компанией, которая занималась проектированием объектов для космодрома Восточный. А некоторое время назад в Армении занялись операциями по «мокрому лизингу» авиационной техники. Компания финансирует бизнес по ремонту гражданских самолётов, подбирает высококвалифицированные экипажи и потом передаёт их в эксплуатацию авиакомпаниям из Армении, Греции и других стран.

У Гагика Закаряна подрастает сын, он иногда приводит его 101-ю кафедру. Новые технологии в авиации сегодня, например, безбумажное проектирование, материалы, являются локомотивом для развития целых отраслей в машиностроении. Отрасль снова становится привлекательной для молодёжи.

Сергей Зауральский